Год рождения ады лавлейс

Ада Лавлейс

Ада Лавлейс

     Английский математик Августа Ада Кинг (урождённая Байрон) графиня Лавлейс родилась 10 декабря 1815 года в Лондоне, Великобритания. Она известна прежде всего созданием описания вычислительной машины, проект которой был разработан Чарльзом Бэббиджем. Составила первую в мире программу (для этой машины). Ввела в употребление термины «цикл» и «рабочая ячейка», считается первым программистом.

ПЕРВЫЙ ПРОГРАММИСТ

«Мой мозг — нечто большее, чем просто смертная субстанция, я надеюсь, время покажет это …
Клянусь дьяволом, что не пройдет и 10 лет, как я высосу некоторое количество жизненной крови из загадок Вселенной, причем так, как это не смогли бы сделать обычные смертные губы и умы.
Никто не знает, какие ужасающие энергии и сила лежат еще неиспользованными в моем маленьком гибком существе …
… Для Вселенной хорошо, что мои устремления и честолюбие навсегда связаны с духовным миром и что я не собираюсь иметь дела с саблями, ядом и интригами вместо X,Y и Z».

(Из письма А. Лавлейс к Ч. Беббеджу)

     В 1833 г. английский ученый, профессор Кембриджского университета Чарльз Беббедж (1792-1871) разработал проект аналитической машины — гигантского арифмометра с программным управлением, арифметическим и запоминающим устройствами. Аналитическая машина Беббеджа явилась не только предшественницей, но и во многих отношениях прообразом современных электронных вычислительных машин с программным управлением.

     Сотрудницей и помощницей Ч.Беббеджа во многих его научных изысканиях была леди Лавлейс.

     Единственная научная работа леди Лавлейс относилась к «вопросам программирования для аналитической машины Беббеджа» и предвосхитила основы современного программирования для цифровых вычислительных машин с программным управлением.

     Семейная жизнь Д.Байрона сложилась неудачно — по истечении года совместной жизни супруги навсегда расстались. Его жена Анабелла Милбэнк (1792-1860) была одаренным человеком. Она любила математику и с детских лет до замужества занималась ею.

     Дочь Байронов Ада также увлекалась математикой. Увлечение юной Ады математикой поддерживали друзья леди Байрон — известный английский математик и логик Август де Морган (1806-1871), его жена, математик-любитель Мэри Соммервил и Чарльз Беббедж. Де Морган высоко отзывался о математических способностях и творческих возможностях своей ученицы. Он следит за научными занятиями Ады, посылает ей книги и статьи, представляющие интерес. Редактор популярного лондонского журнала «Экзаминер» Олбани Фонбланк оставил портрет своей знакомой Августы Ады: «Она была ни на кого не похожа и обладала талантом не поэтическим, но математическим, метафизическим. Наряду с совершенно мужской способностью к пониманию, проявляющейся в умении решительно и быстро схватывать суть дела в целом, леди Лавлейс обладала всеми прелестями утонченного женского характера. Ее манеры, ее вкусы, ее образование, особенно музыкальное, в котором она достигла совершенства, — были женственными в наиболее прекрасном смысле этого слова, и поверхностный наблюдатель никогда не угадал бы, сколько внутренней силы и знания сокрыто под ее женской грацией. В той же степени, в которой она не терпела легкомыслия и банальности, она получала удовольствие от истинно интеллектуального общества и поэтому энергично искала знакомства со всеми, кто был известен в науке, искусстве и литературе».

     Мэри Соммервил вспоминает, что они вместе с Адой «часто посещали мистера Беббеджа» и он всегда «приветливо встречал их, терпеливо объяснял устройство его машины и разъяснял практическую пользу автоматических вычислений».

     В июле 1835 г. Ада вышла замуж за Уильяма, восемнадцатого лорда Кинга, ставшего впоследствии первым графом Лавлейсом. Уильям Лавлейс, спокойный и приветливый человек, с одобрением относился к научным занятиям своей жены.

     В мае 1836 г. у Ады родился сын, в феврале 1838 г. — дочь, а в конце 1839 г. — второй сын. Но ни семейные заботы, ни слабое здоровье Ады не поколебали ее решимости заниматься математикой.

     22 февраля 1841 г. Ада сообщает Беббеджу, что занимается вопросами, связанными с его вычислительными машинами: «Я более чем когда-либо определилась в своих планах на будущее. Я много думаю о возможном (полагаю, что могу сказать — вполне вероятном) сотрудничестве между нами в будущем… Я считаю, что результаты этого сотрудничества будут полезны для нас обоих…»

     В начале 40-х годов Беббедж напряженно работал над совершенствованием структуры аналитической машины. Но для ученого в то время важным был и другой вопрос — добиться, чтобы правительство финансировало работы по постройке аналитической машины. Для этого нужна была популяризация идеи автоматических вычислений, четкое и понятное для широких кругов изложение принципов действия аналитической машины. «Необходимо было получить одобрение и поддержку его планов в различных кругах общества, чтобы создать общественное давление на правительство».

     В октябре 1842 г. итальянский математик Л.Ф. Менабреа опубликовал статью «Очерк аналитической машины, изобретенной Ч.Беббеджем». Эта статья была написана на основе лекций, прочитанных Беббеджем в 1840 г. в Турине на конференции итальянских ученых.

     Вскоре после появления очерка Ада Лавлейс перевела его. Беббедж предложил ей добавить некоторые примечания к очерку Менабреа.

     Эта идея понравилась Аде Лавлейс, и она немедленно приступила к ее реализации. Ада работала очень усердно, с большим напряжением. Страницы примечаний она передавала Беббеджу, который просматривал их и либо с замечаниями отсылал обратно, либо передавал в типографию.

     Ада непрерывно дополняла, исправляла и совершенствовала свои «Примечания». Так, уже после получения корректур, 10 июля Ада пишет Беббеджу: «Я хочу вставить в одно из моих примечаний кое-что о числах Бернулли в качестве примера того, как неявная функция может быть вычислена машиной без того, чтобы предварительно быть разрешенной с помощью головы и рук человека».

     19 июля она сообщила Беббеджу, что самостоятельно «составила список операций для вычисления каждого коэффициента для каждой переменной», т.е. написала программу для вычисления чисел Бернулли.

     В августе 1843 г. перевод статьи Менабреа и «Примечания» были опубликованы. После выхода в свет «Примечаний» Беббедж стал называть Аду «моим дорогим Интерпретатором». Ада полна решимости «остаться на службе великим целям» Беббеджа. Она желает консультировать всех интересующихся по вопросам, связанным с машинами Беббеджа, чтобы сам Беббедж все свои силы мог отдать работе над машиной. Но 4 ноября 1842 г. правительство Великобритании отказало Беббеджу в финансировании его работ над вычислительными машинами.

     В начале 50-х годов у Ады появляются первые признаки рака, а 27 ноября 1852 г. Ада скончалась, не дожив нескольких дней до 37 лет, в том же возрасте, что и лорд Байрон. Согласно завещанию она была похоронена (3 декабря) рядом с могилой отца в семейном склепе Байронов в Ноттингемпшире.

     Немногое удалось сделать за свою короткую жизнь Августе Аде Лавлейс. Но то немногое, что вышло из-под ее пера, вписало ее имя в историю вычислительной математики и вычислительной техники как первой программистки. Аналитическая машина Беббеджа не была построена, и программы, написанные Адой Лавлейс, никогда не отлаживались и не работали, однако ряд высказанных Лавлейс в 1843 г. общих положений (принцип экономии рабочих ячеек, связь рекуррентных формул с циклическими процессами вычислений и др.) сохранил свое принципиальное значение и для современного программирования, а её определение «цикла» почти дословно совпадает с приводящимся в современных учебниках программирования.

Источник: Всемирный День Программиста

Ученый Программист 

Сайт о людях — биографии знаменитостей, статьи, новости.

Ада Лавлейс — биография, факты из жизни, фото

Известна как самый первый компьютерный программист в мире. Аду Лавлейс (Augusta Ada King Byron, Countess of Lovelace) знают благодаря ее математическим работам, которые были созданы в сотрудничестве с «отцом компьютера» Чарльзом Бэббиджем. Она пришла к этой профессии по наставлению ее матери, которая боялась, что поэзия испортит молодую девушку, как это случилось с ее отцом, лордом Байроном. Будучи блестящим специалистом в области математики и науки, Ада также питала любовь к поэзии и предпочитала соединять, казалось бы, несвязанные аспекты в своей работе. Ей нравилось называть себя «метафизиком». Она часто использовала поэзию, чтобы проверить свои сомнения в математике. Первоначальные работы с Бэббиджем принесли ей известность и признание. Ее также вдохновляли такие сферы, как френология, человеческие эмоции и гипноз. Поскольку личная жизнь Ады была полна горя, она восполняла свои личные недостатки поразительной научной работой. Математические труды этой женщины были высоко оценены известными людьми, такими как Майкл Фарадей. Несмотря на короткую жизнь, Лавлейс оставила свой след в истории математики и компьютеров.

Августа Ада Байрон родилась в семье английского поэта, лорда Байрона и его жены баронессы Анны Изабеллы 10 декабря 1815 года в Лондоне, Англия. Когда Аде был всего месяц, ее родители разошлись, и девушка больше никогда не встречала своего отца. У нее было очень строгое религиозное воспитание и тесная связь с ее бабушкой. Анна не очень заботилась о своей дочери и даже называла маленькую Аду «это». Ребенок был довольно хрупким и был прикован к постели в течение двух лет после того как переболел корью в 1829 году. Только через два года она смогла передвигаться с помощью костылей.

Ада Лавлейс краткая биография

Тем не менее, девочка была яркой ученицей, с глубоким интересом к математике и науке. Мать практически сразу решила удостовериться, что у Ады нет склонности к поэзии, как у ее отца. По словам Анны и ее друзей, поэты всегда оказывались безнравственными. Молодую девушку обучали такие математические гении, как Мэри Соммервиль, Август де Морган, Уильям Кинг и Уильям Френд.

В 1833 году Лавлейс была представлена Чарльзу Бэббиджу. С тех пор началась профессиональная дружба между молодой женщиной и ученым. В 1840 году Бэббиджем была написана статья об «аналитическом двигателе». После публикации Лавлейс взяла на себя обязательство перевести материал на английский язык. И в качестве дополнения юная леди включила записи своего собственного анализа. В ее заметках говорилось о том, что «аналитический двигатель» был более продвинутым, чем предыдущие машины, которые были созданы для расчетов. Она утверждала, что машина Бэббиджа могла делать больше, чем просто численные вычисления. Заметки Лавлейс содержали и некий алгоритм, позволяющий машине вычислять числа Бернулли. Благодаря написанию первого алгоритма Аду считают пионером компьютерного программирования. В 1844 году она решилась разработать модель, которая использовала бы математику для декодирования неврологического процесса, связанного с эволюцией чувств, называя это «исчислением нервной системы».

В 1833 году Лавлейс влюбилась в одного из своих учителей и даже попыталась убежать с ним. Она была вовремя остановлена, делу не придали огласки, это не стало скандалом. Среди ее ближайших друзей были такие ученые: Чарльз Бэббидж, Эндрю Кросс, Чарльз Уитстон, Майкл Фарадей и писатель Чарльз Диккенс. Ада вышла замуж за Уильяма Кинга-Ноэля, графа Лавлейс, 8 июля 1835 года, по указанию ее матери. У пары было два сына (Байрон и Ральф) и дочь Энн. Примерно в 1843-44 годах Ада встретилась с врачом Уильямом Бенджамином Карпентером, который предложил завязать отношения, но девушка отказалась. Однако на протяжении всей ее взрослой жизни у нее были многочисленные дела с мужчинами. 27 ноября 1852 года Ада умерла от рака матки, от которого она страдала в течение довольно долгого времени. Незадолго до ее смерти муж оставил ее, основанием для этого послужило признание, которое она сделала. Великий математик была похоронена в церкви Святой Марии Магдалины, около Ноттингема, рядом с отцом, лордом Байроном, по ее просьбе.

Ада Лавлейс — биография

Известный : Математик

Страна: Великобритания

Категория: Наука

Знак зодиака: Стрелец

Дата рождения: 10 Декабря1815г.

Дата cмерти: 27 Ноября1852г. (36 лет)

Биография добавлена: 6 Ноября 2015г.

Августа Ада Кинг (урождённая Ба́йрон), графиня Лавлейс (англ. Augusta Ada King Byron, Countess of Lovelace), более известная как Ада Лавлейс (10 декабря 1815, Лондон, Великобритания — 27 ноября 1852, там же) — математик. Известна прежде всего созданием описания вычислительной машины, проект которой был разработан Чарльзом Бэббиджем. Составила первую в мире программу (для этой машины). Ввела в употребление термины «цикл» и «рабочая ячейка», считается первым программистом в истории.

Рожденная 10 декабря 1815 года, Ада была единственным законнорожденным ребёнком английского поэта Джорджа Гордона Байрона и его жены Анны Изабеллы Байрон (Анабеллы). Анна Изабелла Байрон в лучшие дни своей семейной жизни за своё увлечение математикой получила от мужа прозвище «Королева Параллелограммов». В первый и последний раз Байрон видел свою дочь через месяц после рождения. 21 апреля 1816 года Байрон подписал официальный развод и навсегда покинул Англию.

Девочка получила первое имя Огаста (Августа) в честь единокровной сестры Байрона, с которой у него, по слухам, был роман. После развода её мать и родители матери никогда не называли её этим именем, а называли Адой. Более того, из семейной библиотеки были изъяты все книги её отца.

Мать новорождённой отдала ребёнка родителям и отправилась в оздоровительный круиз. Вернулась она уже тогда, когда ребёнка можно было начинать воспитывать. В различных биографиях высказываются различные утверждения относительно того, жила ли Ада со своей матерью: некоторые утверждают, что её мать занимала первое место в её жизни, даже в браке; по другим источникам, она никогда не знала ни одного родителя.

Миссис Байрон пригласила для Ады своего бывшего учителя — шотландского математика Огастеса де Моргана и знаменитую Мэри Сомервилль, которая перевела в своё время с французского «Трактат о небесной механике» математика и астронома Пьера-Симона Лапласа. Именно Мэри стала для своей воспитанницы примером для подражания.

Когда Аде исполнилось семнадцать лет, она смогла выезжать в свет и была представлена королю и королеве. Имя Чарльза Бэббиджа юная мисс Байрон впервые услышала за обеденным столом от Мэри Сомервилль. Спустя несколько недель, 5 июня 1833 года, они впервые увиделись. Чарльз Бэббидж в момент их знакомства был профессором на кафедре математики Кэмбриджского университета — как сэр Исаак Ньютон за полтора века до него. Позднее она познакомилась и с другими выдающимися личностями той эпохи: Майклом Фарадеем, Дэвидом Брюстером, Чарльзом Уитстоном, Чарльзом Диккенсом и другими.

За несколько лет до вступления в должность Бэббидж закончил описание счётной машины, которая смогла бы производить вычисления с точностью до двадцатого знака. Чертёж с многочисленными валиками и шестерёнками, которые приводились в движение рычагом, лёг на стол премьер-министра. В 1823 году была выплачена первая субсидия на постройку того, что теперь считается первым на Земле компьютером и известно под названием «Большая разностная машина Бэббиджа». Строительство продолжалось десять лет, конструкция машины всё более усложнялась, и в 1833 году финансирование было прекращено.

В 1835 году мисс Байрон вышла замуж за 29-летнего Уильяма Кинга, 8-го барона Кинга, который вскоре унаследовал титул лорда Лавлейса. У них было трое детей: Байрон, рождённый 12 мая 1836 года, Анабелла (Леди Энн Блюн), рождённая 22 сентября 1837 и Ральф Гордон, рождённый 2 июля 1839 года.

День рождения Ады Лавлейс

Ни муж, ни трое детей не помешали Аде с упоением отдаться тому, что она считала своим призванием. Замужество даже облегчило её труды: у неё появился бесперебойный источник финансирования в виде фамильной казны графов Лавлейсов.

В 1842 году Чарльз Бэббидж был приглашен в Туринский университет провести семинар о своей аналитической машине. Луиджи Менабреа, юный итальянский инженер, и будущий премьер-министр Италии, записал лекцию на французском, и впоследствии она была опубликована в Общественной Библиотеке Женевы в октябре того же года. Бэббидж попросил графиню Лавлейс перевести записи Менабреа на английский и сопроводить текст комментариями. Леди Лавлейс потратила больше года на эту работу, после чего труды были опубликованы под акронимом ААЛ и оказались более обширными, чем записи Менабреа. В одном из своих комментариев Ада описывает алгоритм вычисления Чисел Бернулли на аналитической машине. Было признано, что это первая программа, специально реализованная для воспроизведения на компьютере, и по этой причине Ада Лавлейс считается первым программистом, несмотря на то, что машина Бэббиджа так и не была сконструирована при жизни Ады.

Ада Лавлейс скончалась 27 ноября 1852 года от кровопускания при попытке лечения рака матки (от кровопускания же скончался и её отец) и была похоронена в фамильном склепе Байронов рядом со своим отцом, которого никогда не знала при жизни.

Память

В 1975 году Министерство обороны США приняло решение о начале разработки универсального языка программирования. Министр прочитал подготовленный секретарями исторический экскурс и без колебаний одобрил и сам проект, и предполагаемое название для будущего языка — «Ада». 10 декабря 1980 года был утверждён стандарт языка.

Ада Лавлейс — фото

Количество просмотров: 7119

Августа Ада Кинг Байрон родилась 10 декабря 1815 года в городе Лондон. Она была единственной дочерью несравненной Анабеллы Милбэнк и поэта Джорджа Байрона, который назвав дочь Августой, сгинул в неизвестном направлении. Мать стоически перенесла разрыв и, окрестив крошку Адой, поклялась уберечь дитя от стишков и их сочинителей.

     В тринадцать лет Ада начала оправдывать ожидания матери, проявляя больший интерес к точным наукам, нежели к пустым философствованиям.

Как-то она приволокла в рабочий кабинет госпожи Милбэнк аккуратненькую папку с ворохом чертежей боевого летательного аппарата. Мать с сомнением посмотрела на дочь, потом на не по-детски точно исполненные эскизы. С тех пор в комнате юной леди ночевали не только «Мифы Древней Греции», но и труды Блеза Паскаля, Исаака Ньютона, братьев Бернулли и прочих математических грандов.

     В 1833 году Ада познакомилась с Чарльзом Бэббиджем, который тогда еще занимал пост профессора математики Кэмбриджского университета, а после знакомства с его разработками и чертежами первой в мире вычислительной машины, она увлеклась этими идеями и впоследствии помогала ученому в переводе его работ на французский язык. Их переписка и сотрудничество продолжались до самой смерти Ады.

     То немногое, что вышло из-под ее пера, сделало ее Первой Программисткой человечества. И хотя программы, написанные Адой, никогда не отлаживались и не работали, ряд высказанных ею в 1843 году общих положений сохранили свое принципиальное значение и для программирования в последующие столетия. Интересно, что терминология, которую ввела леди Ада, в заметной степени используется и современными программистами, а ее определение «цикла» почти дословно совпадает с приводящимся в современных учебниках программирования.

     Еще в 1834 году она вышла замуж за Уильяма Кинга, в этом браке родилось трое детей, вскоре унаследовавшего титул лорда Лавлейса, что обеспечило Аде безбедное существование и возможность заниматься любимым делом.

Невероятная история первого в мире программиста Ады Лавлейс

Под именем Ада Лавлейс она была известна в аристократических кругах.

     Умерла Ада Лавлейс — Августа Ада Байрон Кинг 27 ноября 1852 года в Лондоне от кровопускания при лечении болезни, она была похоронена в фамильном склепе Байронов рядом со своим отцом, которого никогда не знала.

     Августа Ада Кинг вошла в историю компьютерной техники как первый программист. Она предвидела, что компьютер может быть многофункциональным инструментом для решения огромного количества прикладных задач, еще до того, как его создали. А ее именем назван язык программирования Ада, появившийся в 1980 году во Франции.

Биография

Клянусь Дьяволом, что не пройдет и 10 лет, как я высосу некоторое количество жизненной крови из загадок Вселенной, причем так, как этого не смогли бы сделать обычные смертные умы и губы. Никто не знает, какие ужасающие энергия и сила лежат еще неиспользованными в моем маленьком гибком существе.

Позвольте вам представить, господа, одну очаровательную даму. Августа Ада Байрон-Кинг, графиня Лавлейс, единственная дочь опального лорда Джорджа Ноэла Гордона Байрона и несравненной Анабеллы Милбэнк. Её изысканная болезненная красота покорила сердца многих, большей частью недостойных, современников. Научная элита Великой Британии девятнадцатого века именовала её не иначе, как Диадемой Круга, отдавая должное уникальным талантам и неземной красоте нашей героини. Суеверные слуги шептались по углам об очевидных свидетельствах сговора хозяйки дома с самим Вельзевулом. Министерство Обороны США в середине 70-х годов нашего столетия утвердило название «Ада», как имя единого языка программирования для американских вооруженных сил, а в дальнейшем и для всего НАТО. Итак, леди Ада, господа.

Встречайте гостью.

10 декабря 1815 года Байроны скромно отметили рождение дочери, через год после торжественно сыгранной свадьбы, с тем, чтобы ещё через несколько недель расстаться навсегда. Беспутный папаша назвал дочь Августой в честь старшей двоюродной сестры, которая сделала его когда-то мужчиной, и сгинул. Мать стоически перенесла разрыв и, окрестив крошку Адой, поклялась уберечь дитя от стишков и их сочинителей. Полученное спустя девять лет известие о гибели лорда Байрона в Греции при обстоятельствах скорее странных, чем героических, не вызвало особых эмоций у ребёнка, но заставило юный ум задуматься о предназначении.

Тринадцати лет от роду Ада начала оправдывать ожидания матери, более склонной к точным наукам, нежели к пустым философствованиям и игре в бисер с производными речи. Наша маленькая леди, наш дивный цветок, приволокла в рабочий кабинет госпожи Милбэнк аккуратненькую папку с ворохом чертежей боевого летательного аппарата. Мать с сомнением посмотрела на дочь (в те далёкие времена девочки предпочитали игру в куклы конструированию орудий убийства) потом на не по-детски точно исполненные эскизы. Леди Анабелла ничего не сказала, лишь погладила дочь по головке. С тех пор в комнатке Ады ночевали не только «Мифы Древней Греции», но и труды мосье Блеза Паскаля, сэра Исаака Ньютона, почтенных братьев Бернулли и прочих математических грандов. Все прочили ребёнку превосходные перспективы.

Однако последующие события не принесли ничего кроме невыразимых страданий большеглазому вундеркинду. Девочка заразилась корью и, надрываясь от кашля, провела в постели около трёх лет в окружении пристальных эскулапов, безутешной матери и многомудрых друзей последней. За эти годы Ада получила «домашнее академическое» образование высшей пробы. Однако мать прежде всего беспокоило здоровье ребёнка. Что до врачей, то они прописали девочке «щадящий» режим и признали её инвалидом. Что ж, пусть в общении со сверстниками наш бледный измождённый одуванчик был весьма ограничен, зато как ей повезло с учителями! Особый вклад в обучение юной леди внесла весьма образованная супружеская чета: Август де Морган, асс в математической логике, большой дока в оккультных таинствах, и Мэри Соммервилл, любительница всяческих головоломок и переводчица великого Лапласа. Тайком от Анабеллы Мэри познакомила Аду и с трудами запретного Байрона.

Папашины сочинения оставили учёную девицу более или менее равнодушной. Образы туманны, смысл ускользает, нет ни геометрической стройности, ни подчинённости единой алгебраической формуле. Мало кому было известно, что, тайком от матери, Ада записывала в дневник словно из ниоткуда выплывающие строки. Записывала и стыдилась этой слабости. Однако было бы несправедливым корить леди Байрон за чрезмерную сухость и неспособность к обычным человеческим чувствам. Внешне она старалась не отличаться от прочих великосветских вертихвосток, обожала наряды и семейные походы «ко двору». Все признавали её несомненный музыкальный дар. Хотя музыка и была для неё прежде всего «ещё одним языком для неземных бесед».

Поздней осенью 1834 года на званном обеде в доме Байронов было впервые произнесено имя Чарльза Бэббиджа. Мэри Соммервилл, успевшая превратиться из строгой учительницы в ближайшую подругу нашей героини, восторженно живописала необычайную «аналитическую машину сэра Чарльза». «Она не только в состоянии предсказать исход событий, но и влиять на сам исход. Машина Бэббиджа универсальна! Эта штука равно применима и в науке, и в политике, и на тотализаторе». Днями позже состоялось знакомство «маленькой Ады» и «большого Чарльза». К тому моменту интеллектуальная счётная машина Бэббиджа существовала уже более десяти лет, но, поскольку власть предержащий мир Империи не видел практического смысла в этом изобретении, в фина

нсировании под разными предлогами отказывалось. По этой причине довести разработку проекта до промышленного образца представлялось невозможным. Однако сей прискорбный факт не оттолкнул сумасбродную Аду от нищего изобретателя. Она сумела оценить уникальность предоставившихся ей новых горизонтов и приложила все усилия для того, чтобы обаять профессора Кембриджского университета. Так, по общему признанию, состоялась первая программистская группа.

Машина Бэббиджа была, безусловно, самым прогрессивным сооружением своего времени. Она могла осуществлять до 60 сложений в минуту, ей ничего не стоило перемножить два пятидесятиразрядных числа. По сути, этот монстр являл собой гигантский программно управляемый арифмометр, снабжённый счётным и запоминающим устройствами. Согласитесь, непросто представить себе существование такой штуки задолго до отмены крепостного права в России. Написание программ для столь громоздкой железяки было делом многотрудным.

Ада Лавлейс – дочь Байрона, первая женщина-программист

Ни у сэра Чарльза, ни у одного из трёх его весьма толковых сыновей, как правило, не хватало терпения заставить машину произвести серьёзные вычисления. Тем не менее, они были великими мастерами по части составления совершенно фантастических алгоритмов, которые и сегодня способны вызвать уважительное «хм» дипломированного программиста. Ада, по мере сил и с благословения мастера, взялась за изучение возможностей достославного агрегата.

Меж тем пришла пора сходить замуж. Оглядевшись, двадцатилетняя Ада обнаружила рядом с собой Вилли, восемнадцатого лорда Кинга, ставшего впоследствии первым графом Лавлейсом. Самоуверенный красавчик Уильям Лавлейс (на Руси представителей этого рода зачастую ошибочно именовали «ловеласами») по простоте душевной и не подозревал, что с годами превратится в послушную игрушку в руках своей волевой супруги. Он не только выполнял функции няньки (за первые три года им удалось настрогать троих детей), но также служил и послушным секретарём, и покорным банкиром, и верным мужем. Добившись равновесного состояния в семье, Леди Ада, ака графиня Лавлейс, забросив домашние дела, с утроенной энергией вышедшей из декрета дамы, ринулась в математические пучины.

Неуловимым образом за годы замужества отношение Ады к математике существенно переменилось. Уход из-под опеки матери помог забыть ей навязанную неприязнь к поэзии. В её сугубо научных текстах и письмах той поры зазвучала оглушающая метафоричность. По словам современников, математические монологи графини Лавлейс в то время более всего напоминали пламенные речи древнеримских трибунов. Сэр Чарльз Бэббидж однажды был весьма раздосадован её фразой: «Машина — не Творец. Она — лишь слуга, послушный приказам господина». Но в то же время леди Ада принимала деятельнейшее участие в популяризации идей сэра Чарльза.

В начале 40-х годов того столетия снова забрезжила смутная надежда на государственную поддержку сумасшедшего проекта. Надо было предпринять очередную попытку убедить скупое общество. Роль рекламного агента куда более подходила обольстительной светской львице, нежели странноватому профессору элитарного университета. И Ада взялась отстаивать права чужого дитяти со всем пылом многодетной матери. Лорду Лавлейсу пришлось изрядно тряхнуть мошной. Но и сам Бэббидж не терял времени даром, за мизерную плату он читал лекции о своём изобретении перед студентами и преподавателями периферийных учебных заведений. Одна из таких лекций была услышана в Турине инженером-математиком Менабреа, будущим премьер-министром объединённой Италии, опубликовавшим годом позже на французском первую статью, целиком посвящённую творению сэра Чарльза, «Очерк аналитической машины, изобретенной Ч. Бэббиджем». Да, жаль, что профессор Бэббидж не родился итальянцем или хотя бы французом!

Ада Лавлейс взялась перевести очерк Менабреа на язык Байрона (видно лавры подруги Мэри не давали ей покоя). Перевод удался на славу, как и всё, к чему прикасались волшебные ручки нашей маленькой леди. Бэббидж одобрил перевод, но, поскольку не был в восторге от некоторых пассажей своего неожиданного популяризатора, предложил Аде снабдить очерк Менабреа некоторыми примечаниями. Как это зачастую и бывает при известной доле старательности, комментарий вылился в самостоятельное произведение, работа над которым заняла около года. Бэббидж пристально и даже с некой ревностью следил за стараниями своей ученицы, каждую главу он подвергал безжалостной корректировке. 10 июля 1843 года в письме Ады к наставнику промелькнула вроде бы безобидная фраза: «Я хочу вставить в одно из моих примечаний кое-что о числах Бернулли в качестве примера того, к

ак неявная функция может быть вычислена машиной без предварительного решения с помощью головы и рук человека». Спустя девять дней Ада сообщает Бэббиджу, что самостоятельно «составила список операций для вычисления каждого коэффициента для каждой переменной», т.е. написала программу для вычисления чисел Бернулли. Именно эти несколько страничек и содержали, по мнению многих специалистов, образчик «первой в истории компьютерной программы».

В тексте примечаний к статье Менабреа была скрыта стройная теория программирования! Это почти так же невероятно, как изображение космического корабля среди наскальных рисунков. Леди Ада ввела понятия «цикл», «рабочая ячейка», «распределяющая карта», определила связь рекуррентных формул с циклическими процессами вычислений, описала основные принципы алгоритмизации, походя разработав от А до Я вычислительную программу, достойную курсового проекта сегодняшнего студента кибернетического ВУЗа. Кроме того, она предсказала возможные направления практического использования вычислительной техники: сочинение музыкальных произведений, конструирование сложных графических объектов и даже компьютерные игры!

После публикации «Примечаний» Чарльз Бэббидж стал именовать Аду Лавлейс «моим дорогим Интерпретатором». Ему было невдомёк, что через полтора века слава трудолюбивой «интерпретаторши» заставит померкнуть не только славу создателя Вычислительной Машины, но и славу автора «Чайльд Гарольда». Между тем он, безусловно, высоко ценил интуицию своей коллеги и, как человек, обнаруживший клад, боялся потерять расположение леди Лавлейс. Но Ада и не собиралась бросать своего «дорогого друга», она была полна решимости «остаться на службе великим целям». Став одним авторов весьма популярной в просвещённом мире брошюры, она готова консультировать всех и каждого по вопросам, связанным с изобретением Бэббиджа. Её цель — высвободить творческие силы сэра Чарльза для получения: «чего-либо золотого или серебряного». Что это, бред дамочки, увлекшейся древними манускриптами по алхимии? Отнюдь. Стремление к наживе? Отчасти.

Чета Лавлейс решила не ждать милостей ни от природы, ни от правительства и уговорила профессора Бэббиджа поискать практического применения чудо-возможностям его Машины. Так наша троица пришла к идее разработки и практической проверки правильности системы беспроигрышных ставок на бегах. Основная проблема этого направления «научной» деятельности состояла в необходимости регулярной проверки новых сценариев на практике. Но лошадки, повинуясь каким-то первобытным инстинктам, а не законам теории вероятностей, бежали раз от раза всё непредсказуемей. Мужская часть игровой тройки, ощутив изрядное облегчение в кошельках, отказалась от соучастия в разработке «системы». Но графиня уже не видела пути назад. Истратив практически все свои личные средства, она обратилась за помощью к друзьям. Но ни Олбани Фонбланк, редактор влиятельного лондонского журнала «Экзаминер», ни Дэвид Бревстер, изобретатель калейдоскопа, ни маэстро магнетических эффектов Майкл Фарадей, ни знаменитый писатель Чарльз Диккенс денег не дали. Последний даже не пожалел своих литературных талантов на написание гневной отповеди, запрещающей графине Лавлейс впредь посещать его гостиничный номер. Настораживает, что Диккенс мотивирует столь резкий тон тем, что «после визитов леди в доме завелась нечистая сила». Отчаявшись, наша леди теряет осторожность и открывает цель своего предприятия совершенно незнакомым людям. Так она попадает в руки группы мошенников и становится жертвой гнусного шантажа. Далёкая от благородства банда наглых букмекеров требует оплачивать их молчание. Или деньги, или сценарии беспроигрышных ставок (!). Графиня была безутешна. Ах, если бы она только знала, что за этот жизненный эпизод ей в будущем будет присвоено ещё и звание «первого хакера планеты»!

Спасение было нечаянным и трагическим. Рак. За несколько месяцев болезни леди Ада истаяла и потеряла интерес к происходящему вокруг. Она умерла, не дожив до 37 лет, как и её отец. Они похоронены рядом, в семейном склепе Байронов в Ноттингемпшире. Поэтому споры о соотношении их популярности в массах более или менее бессмысленны, приходящие на могилу кланяются обоим. Чарльз Бэббидж так и не дождался признания, хотя и пережил свою любимую ученицу почти на двадцать лет. После его смерти Машину отправили в музей Королевского колледжа в Лондоне. Раз в месяц служащий открывает пластиковый колпак, чтобы протереть её влажной тряпкой. Однако замечательный механизм слишком сложен для подобных операций, и вековая пыль так и покоится в железном сердце

План

Введение………………………………………………………………………2

1. ИСТОРИЯ АДЫ ЛАВЛЕЙС

1.1.Имена Ады Лавлейс и Чарльза Бэббиджа в истории

вычислительной техники……………………………………………………2

1.2. Семья и воспитание юной "мамы программирования"………………2

1.3. Первое знакомство с разностной машиной. Замужество…………….3

2. ПОКОРЕНИЕ ВЕРШИН МАТЕМАТИКИ

2.1. От светской и семейной жизни – к глубинам математики……………4 2.2. Совместный труд над работой жизни………………………………….4

2.3. Рождение первенца и критическое перенапряжение………………….5

3. ФИНАЛЬНАЯ КРИВАЯ………………………………………………………..6

4. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ РАБОТЫ АДЫ ЛАВЛЕЙС "ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА"…..6

5. ЗНАЧЕНИЕ РАБОТЫ АДЫ ЛАВЛЕЙС………………………………………………………9

6 .ДЕЯНИЯ ГРЭЙС ХОППЕР……………………………………………………..9

Список использованной литературы

The only real secrets of trade are industry,
integrity, and knowledge: to the possessors
of these no exposure can be injurious; and
they never fail to produce respect and wealth.
«The Economy of Machinery and Manufactures»
by Charles Babbage, 1832»*

* «Истинныесекретылюбогоремесла

— это трудолюбие, честность и знание,

носителям этих качеств не страшна

никакая огласка; такие люди всегда

обретают уважение окружающих и личное благосостояние».

— Чарлз Бэббэдж

, «Машины и производство: экономика», 1832 г.

Выдающиеся личности в истории вычислительной техники. Августа Ада Лавлейс

ВВЕДЕНИЕ

В истории вычислительной техники существует множество имён. В их ряду рядом стоят имена Ады Лавлейс и Чарльза Беббиджа. Чарльз Бэббидж – человек, который создал чертежи аналитической машины, и женщина, которая написала первую в мире программу для этой машины. Она была великим математиком и очень настойчивым человеком, её не разочаровало даже то, что она не увидела свою программу работающей.

1. ИСТОРИЯ АДЫ ЛАВЛЕЙС

1.1. Имена Ады Лавлейс и Чарльза Бэббиджа в истории вычислительной техники

В истории вычислительной техники имена Чарльза Бэббиджа и Ады Лавлейс стоят рядом. Автор единственной научной работы – примечаний к переведённой ею с итальянского на английский язык статьи об аналитической машине Бэббиджа – она навсегда вписала своё имя в историю науки. "… Несколько страниц, написанных за ночь перед дуэлью Эваристом Галуа, открыли миру гениального математика. Единственная песня – "Марсельеза", сочинённая капитаном Руже де Лимм, сделала его имя бессмертным. Составленные двадцативосьмилетней графиней Августой Адой Лавлейс, примечания к статье итальянского инженера Л.Ф.Менабреа дают основания считать её первой программисткой, чьё имя навсегда останется в истории вычислительной математики и вычислительной техники" /7/. По существу, Ада Лавлейс заложила научные основы программирования на вычислительных машинах за столетие до того, как стала развиваться эта наука. Близкий друг семьи Лавлейс математик Август де Морган, в своё время преподававший математику шестнадцатилетней Аде, был убеждён, что она способна на гораздо большее, что "данный трактат вовсе не критерий того, чего можно от неё ожидать".

1.2. Семья и воспитание юной "мамы программирования"

Августа Ада Лавлейс родилась 10 декабря 1815 года. Она была единственной дочерью великого английского поэта Джорджа Гордона Байрона (1788 — 1824) и Аннабеллы Байрон, урождённой Милбэнк (1792 — 1860). "Она незаурядная женщина, поэтесса, математик, философ", — писал Байрон о своей будущей жене в 1813 году. Ада унаследовала у матери любовь к математике и многие черты отца, в том числе, близкий по эмоциональному складу характер. В 1816 году Байрон навсегда покидает Великобританию. Он никогда больше не видел дочери, но часы вспоминал о ней, посвятил ей трогательные и нежные строки в поэме "Чайльд Гарольд":

"Дочь, птенчик, Ада милая! На мать

Похожа ль ты, единственно родная?

В день той разлуки мне могла сиять

В твоих глазах надежда голубая…

* * * * * * * * * *

Спи в колыбели сладко, без волнения;

Я через море, с горной высоты

Тебе любимой, шлю благословенье,

Каким могла б ты стать для моего томленья!" /1/.

Ада получила прекрасное воспитание. Важное место в нём занимало изучение математики – в немалой степени под влиянием матери. Бэббидж, который был знаком с леди Байрон, поддерживал увлечение юной Ады математикой. Бэббидж постоянно следил за научными занятиями Ады, он подбирал и посылал ей статьи и книги, в первую очередь по математическим вопросам. Занятия Ады поощряли друзья её семьи – Август де Морган и его жена, супруги Соммервил и другие.

1.3. Первое знакомство с разностной машиной.

Острый ум Ады Лавлейс. Как дочь Байрона стала первым программистом в мире

Замужество

К 1834 году относится знакомство Ады с разностной машиной Бэббиджа. Ада посещает публичные лекции Д.Ларднера о машине. В это же время совместно с Соммервилем и другими она впервые посещает Бэббиджа и осматривает его мастерскую. После первого посещения Ада стала часто бывать у Бэббиджа, иногда в сопровождении миссис де Морган. В своих воспоминаниях де Морган так описала один из первых визитов: "Пока часть гостей в изумлении глядела на это удивительное устройство с таким чувством, как говорят, дикари первый раз видят зеркальце или слышат выстрел из ружья, мисс Байрон, совсем ещё юная, смогла понять работу машины и оценила большое достоинство изобретения" /2/.

В 1835 году Ада Байрон в возрасте девятнадцати лет вышла замуж за лорда Кинга, который впоследствии стал графом Лавлейс. Замужество Ады не отдалило её от Бэббиджа; их отношения стали ещё более сердечными. В начале знакомства Бэббиджа привлекли математические способности девушки. В дальнейшем Бэббидж нашёл в ней человека, который поддерживал все его смелые начинания. Ада была почти ровесницей его рано умершей дочери. Всё это привело к тёплому и искреннему отношению к Аде на долгие годы.

Ада была маленького роста, и Бэббидж, упоминая о ней, часто называл её феей. Однажды редактор журнала "Examinator" описал её следующим образом: "Она была удивительна, и её гений (а она обладала гениальностью) был не поэтический, а математический и метафизический, её ум находился в постоянном движении, который соединился с большой требовательностью. Наряду с такими мужскими качествами, как твёрдость и решительность, леди Лавлейс присущи были деликатность и утонченность наиболее изысканного характера. Её манеры, вкусы, образование… были женскими в хорошем смысле этого слова, и поверхностный наблюдатель никогда не смог бы предположить силу и знание, которые лежали скрытыми под женской привлекательностью. Насколько она питала неприязнь к легкомыслию и банальностям, настолько она любила наслаждаться настоящим интеллектуальным обществом. Она страстно желала быть знакомой со всеми людьми, известными в науке, искусстве и литературе"/3/.

Ада унаследовала от отца и литературные способности: её письма написаны легко, красивым языком. В одном из писем к Бэббиджу, давая себе характеристику, Ада Лавлейс пишет: "Мой мозг – нечто большее, чем просто смертная субстанция, надеюсь, время накажет это (если только моё дыхание и прочее не будет слишком быстро прогрессировать к смерти). Клянусь Дьяволом, что не пройдёт и десяти лет, как я высосу некоторое количество жизненной крови из загадок вселенной, причём так, как этого не смогли бы сделать обычные смертные губы и умы. Никто не знает, какая ужасающая энергия и сила лежат ещё неиспользованными в моём маленьком гибком существе" /3/. Супруги Лавлейс вели светский образ жизни, регулярно устраивая приёмы и вечера в своём лондонском доме и загородном имении Окхат-Парк. На них постоянно бывал и Бэббидж. В дополнении к частым личным встречам между Адой Лавлейс и Бэббиджем велась оживлённая переписка.

2. ПОКОРЕНИЕ ВЕРШИН МАТЕМАТИКИ

2.1. От светской и семейной жизни – к глубинам математики

У супругов Лавлейс в 1836 году родился сын, в 1838 – дочь и в 1839 – сын. Естественно, что это оторвало Аду на время от занятий математикой. Но вскоре после рождения третьего ребёнка она обращается к Бэббиджу с просьбой подыскать ей преподавателя математики. При этом она пишет, что имеет силы дойти так далеко в достижении своих целей, как она этого пожелает. Бэббидж в письме от 29 ноября 1839 года отвечает Лавлейс: "Я думаю, что Ваши математические способности настолько очевидны, что не нуждаются в проверке. Я навёл справки, но найти в настоящее время человека, которого я мог бы рекомендовать Вам как преподавателя, мне не удалось. Я продолжу поиски" /3/.

С начала 1841 года Лавлейс серьёзно занялась изучением машин Бэббиджа. В одном из писем к Бэббиджу Ада пишет: "Вы должны сообщить мне основные сведения, касающиеся Вашей машины. У меня есть основательная причина желать этого" /2/. В письме от 12 января 1841 года она излагает свои планы: "…Некоторое время в будущем (может быть в течение 3-х или 4-х, а возможно, даже многих лет) моя голова может служить Вам для Ваших целей и планов… Именно по этому вопросу я хочу серьёзно поговорить с Вами" /2/. Это предложение было с признательностью принято Бэббиджем. С того времени их сотрудничество не прерывалось и дало блестящие результаты.

В октябре 1842 года была опубликована статья Менабреа, и Ада занялась её переводом. Впоследствии Бэббидж вспоминал, что, узнав о переводе, спросил Аду, почему она не написала самостоятельной статьи по этому вопросу, с которым была так хорошо знакома. На это леди Лавлейс ответила, что эта мысль не пришла ей в голову. Тогда Бэббидж предложил ей написать примечания к этой статье, и она приняла эту идею.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *