Конкретное мышление примеры

Абстрактное и конкретное — это взаимосвязанные и противоположные по смыслу понятия философского, научного и обыденного дискурсов, выражающие в своей взаимосвязи проявление единства между абстрактным и конкретным знанием:

  1. Понятие «абстрактное» концептуализирует мысленный образ, полученный путём отвлечения (абстрагирования) от тех или иных несущественных свойств или отношений предмета с целью выделения его существенных признаков (см. Абстракция). Абстрагирование (см. Абстрагирование) представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира путём формирования «вторичных образов» предметов или явлений действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).
  2. Понятие «конкретное» концептуализирует реально существующее, вполне определённое, точное, предметное, вещественное, рассматриваемое во всём многообразии свойств и отношений (в отличие от абстрактного). Конкретное в мышлении подразумевает содержание понятий, отражающих предметы или явления действительности в их существенных признаках.

В интеллектуальной традиции абстрактное обычно противопоставлялось конкретному как мысль, содержание которой отвлечённо, абстрагировано от конкретного как действительности, выступающей в непосредственном восприятии в полноте и целостности своего существования. Это традиционное понимание соотношения абстрактного и конкретного имеет свои основания в том, что в мышлении любой понятийный образ действительности, каким бы совершенным и развитым он ни был, не может до конца исчерпать действительности во всей её полноте и глубине. Поэтому содержание мысли всегда выступает как нечто абстрактное по отношению к конкретному того объекта, который данная мысль отражает, не совпадая с ним в то же время полностью. Однако концептуалистическая интерпретация абстрактного и конкретного, рассматривая конкретное как исключительную прерогативу непосредственного (чувственного) восприятия, принижает познавательные возможности теоретического мышления и сводит абстрактное к «абстрактно-всеобщему», как называл его Г. В. Ф. Гегель, к общему представлению. Диалектическая традиция в исследовании познания отвергает сведение абстрактного лишь к абстрактно-всеобщему в указанном выше смысле, а конкретное — к конкретности непосредственного восприятия, полагая, что чувственно данное конкретное отнюдь не является пределом познавательных возможностей и что мышление, не переставая быть опосредствованным абстракциями освоением действительности, способно воспроизводить предмет в его конкретности. Эта способность к более глубокому и полному пониманию в мышлении по сравнению с чувственным представлением реализуется и обеспечивается благодаря диалектике процесса развития понятийных средств, используемых мышлением. Этот процесс характеризуется в диалектической традиции исследования мышления как восхождение от абстрактного к конкретному (см. Метод восхождения от абстрактного к конкретному), как процесс углубления и развития понятийного содержания. Категория абстрактного характеризует при этом односторонность, неполноту воспроизведения предмета в мысли, тогда как категория конкретного — воспроизведение мыслью предмета по возможности в его целостности и полноте. В этом смысле представление о восхождении от абстрактного к конкретному характеризует общую принципиальную направленность познавательного процесса от менее содержательного знания к более содержательному.

Впервые концепция абстрактного и конкретного как степеней развитости мысленного содержания была развита в диалектической традиции Гегелем на идеалистической основе. Учение Гегеля о конкретности понятия органически связано со всём контекстом его представлений о мышлении, которое понимается как спонтанная способность развития духа. Оно не заимствует свои результаты из внешнего источника, из «опыта», из «созерцания», а развивает своё собственное идеальное содержание. Это имманентное мышлению идеальное содержание возникает тогда, когда мышление делает своим предметом имеющиеся абстракции, наличные «определения мысли» и, критически осмысляя их, преодолевает их «конечность», узость, односторонность, неполноту, вырабатывая то, что Гегель называет «конкретным понятием». В конкретном понятии, схватывающем «единство в многообразии» и «многообразие в единстве», всеобщее выступает уже не как абстрактно-всеобщее, отвлечённое от особенного и единичного, а как конкретно-всеобщее, которое «проникает собой и заключает в себе всё особенное». Это конкретное понятие является понятием разума, и его следует отличать от рассудочных определений мысли, не достойных, как полагает Гегель, имени собственно понятия и выражающих лишь абстрактную всеобщность. При этом для Гегеля, в соответствии с его идеалистическим принципом тождества мысли и бытия, развитие мысленного содержания, построение конкретного понятия совпадало с развитием конкретного в объективной действительности. Категории абстрактного и конкретного, характеризовавшие степень развитости познавательного содержания, истолковывались при таком подходе как свойства самой реальности (отношение абстрактного и конкретного Гегель сравнивает, например, с отношением почки и плода, жёлудя и дуба).

К. Маркс, отправляясь от гегелевской традиции понимания абстрактного и конкретного, применяет эти категории для характеристики собственно познавательной деятельности. Отвергая идеалистическую интерпретацию категорий абстрактного и конкретного, Маркс рассматривает их, как и Гегель, в диалектической взаимосвязи, а достижение конкретного знания — как процесс восхождения от абстрактного к конкретному, которое приводит к более полному, глубокому и целостному познанию действительности. Если категория абстрактного выражает неполноту, односторонность и отвлечённость воспроизведения предмета в мышлении, то конкретное стремится воспроизвести его в достижимой полноте и целостности. В противоположность Гегелю, Маркс указывает, что «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь тот способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно-конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного». На аналитической стадии исследования создаются отдельные абстракции, возникают определённые понятия и суждения в форме гипотез, законов, которые на синтетической стадии объединяются в теоретические системы, концепции и научные дисциплины. Диалектическая концепция абстрактного и конкретного как характеристика степени развитости полноты и глубины научно-теоретической мысли, богатства её содержания, её приближённости к реальному предмету в общем и целом, таким образом, соответствует современным философско-методологическим представлениям о развёртывании теоретических систем, когда исходная фундаментальная схема связи абстрактных идеализированных объектов приобретает более конкретное содержание (см. Методы научного познания). С современной системной точки зрения метод восхождения от абстрактного к конкретному представляет собой способ построения системного теоретического знания, в котором отдельные его элементы — понятия, суждения, законы и даже теории объединяются в единую, целостную систему с помощью разных форм логических взаимосвязей. Все понятия в такой системе определяются посредством логических правил определения, а все утверждения и факты выводятся как логические следствия из небольшого числа аксиом, основных законов и принципов. Типичным примером такой системы является научная теория (см. Теория).

12. Конкретное мышление

Мой небосвод кристально ясен,

И полон радужных картин,

Не потому, что мир прекрасен,

А потому что я – кретин….

Итак, вы составили чудесный план, учли все детали, оценили по аналогии с другими планами. Попытались сделать и… не получилось.

В чем причина? И какой сделать следующий шаг при неудаче?

Чаще всего неудача связана с тем, что план был слишком абстрактен и размыт. Этим грешат очень много книг по успеху.

Вы должны различать абстрактное и конкретное мышление.

Абстрактное мышление

Абстрактное мышление – это мышление, которое использует слова с очень размытым значением: дух, материя, естество, трансцендентность и т.д.

Конкретное мышление имеет дело с четкими значениями: цена, сроки, вес, объем и т.д.

Лучшим визуальным примером конкретного мышления является пульт от телевизора. Нажал кнопку – получил результат. Именно к этому идеалу и нужно стремиться. Ваше мышление должно не просто витать в мысленных конструкциях, а все время думать в терминах непосредственных действий: куда пойти, что сказать, на что нажать и т.д.

Умный человек всегда конкретен.

Важно понимать разницу между знанием и болтовней. Знание – это набор конкретных действий.

Понимание – это личная проверка знания.

Единственный способ понять что-то – это применить полученные знания к реальности и получить результат.

Если получилось – это знание. Если не получилось – это туфта. В этом самый большой секрет успешных людей. Успешные люди не гадают, не предполагают и не надеются.

Они точно ЗНАЮТ, что надо делать, и ДЕЛАЮТ это.

Поэтому секрет успеха прост: ищите настоящее знание – работающее. Не приблизительное, не расплывчатое, не туманное, а точное, конкретное и результативное.

Работающие знания – это лучшая инвестиция вашего времени и ваших усилий. Знание всегда остается с вами, его невозможно у вас украсть и вы не можете его потерять.

Сейчас вы узнаете простой прием перехода к конкретному мышлению. Как только у вас родилась любая идея, вы задаете себе вопрос: «Как это сделать?». И задаете этот вопрос до тех пор, пока ответ не будет для вас кристально ясен.

Возьмем пример отношений. Допустим, в детстве некоторый мальчик привык дергать девочек за косы и всячески над ними издеваться, потому что они девчонки. Потом он вырос и почувствовал, что ему нужно общаться с девушками, а он это не умеет.

Дальше два пути:

1. Умный путь.

Сказать себе: «Мне нужно общаться с девушками. Я не умею этого». Дальше нужно читать какую-то литературу, спрашивать тех приятелей, которые умеют общаться с девушками, идти пытаться как-то общаться с ними, ходить на тренинги и так далее, то есть нужно решать эту проблему. И если идти по этому пути, то скоро проблема общения с девушками будет решена.

2. Глупый путь

Сказать себе: «Я крут и настоящий мужчина. Это не у меня проблемы, это бабы – дуры». И все. Тупик. Дальше всю жизнь он будет сидеть один.

Поэтому если у вас проблема с противоположным полом, то здесь надо быть максимально конкретным: когда, где и как вы будете ее решать.

— Куда пойдете?

— Что скажете?

— Как будете выстраивать отношения?

Если не знаете, то спрашиваете, читаете, учитесь. И опять будьте максимально конкретны:

— У кого спросите?

— Какую книгу будете читать?

— Куда пойдете учиться?

Конкретность, конкретность и еще раз конкретность.

Задание 12. Проверка на конкретность

Возьмите свой план и по каждому пункту задайте вопрос: «Как это сделать?» Ответ добавьте в план. Повторяйте до тех пор, пока план не будет абсолютно прозрачен.

Задача и ее элементы. Классификация задач

Задача — это знаковая модель проблемной ситуации. Можно сказать задача — это проблемная ситуация, требующая ее разрешения человеком,

В "Методике обучения математике в 1-3 кл. авторов М.И. Моро А.И.Пышкало о задаче сказано следующее: "Задача — это сформулированный словами вопрос, ответ на который может быть получен с помощью арифметических действий".

Основная особенность задач состоит в том, что в них не указывается прямо, какое именно действие (или действия) должны быть выполнены над данными числами для получения искомого. Вместе с тем, текст зада­чи содержит некоторые указания на связь, существующую между данными числами и искомым. Эта связь определяет выбор нужных общ .положений математики, а так же последовательность их выполнения.

В каждой задаче можно выделить:

1) условие (или условия);

2) требование.

Условие задачи включает в себя:

а) числовые значения величин, которые называются данными или известными (их должно быть не меньше двух);

б) некоторую систему функциональных зависимостей в неявной форме, взаимно связывающих искомое с данными и данные между собой (словесный материал, указывающий на характер связей между данными и искомыми);

В задаче обычно не одно, а несколько условий, которые называй элементарными.

Требование задачи — это вопрос, на который надо найти ответ. Требования могут быть сформулированы как в вопросительной, так и повествовательной форме, их также может быть несколько.

Величину, значения которой требуется найти, называют искомой ве­личиной, а числовые значения искомых величин — искомыми или неизвестными.

Выделим условия и требования в задаче.

Пример. Собака погналась за лисицей, которая была от нее на расстоянии 30 метров. Скачок собаки — 2м, скачок лисицы — 1 м. В то время как лисица делает три скачка, собака делает только два скачка. Сколько скачков должна сделать собака, чтобы догнать лисицу? Какое расстояние пробежит собака?

Условия задачи:

1. Собака бежит вдогонку за лисицей.

2. Первоначальное расстояние между собакой и лисицей — 30 м.

3.Скачок собаки равен 2 м.

4. Скачок лисицы равен 1 м.

5. За то время как лисица делает три скачка, собака делает только два скачка.

6. Собака догнала лисицу.

Требования задачи:

1. Сколько скачков должна сделать собака, чтобы догнать лисицу?

2. Какое расстояние пробежит собака?

Часто под термином "условие задачи" понимают весь текст задачи, (включающий истинно условие и требование задачи.

Ответ на требование задачи получается в результате ее решения.

Решить задачу в широком смысле этого слова — это значит раскрыть "связи между данными и искомыми, заданные условием задачи, опреде­лить последовательность применения общих положений математики (пра­вил, законов, формул и т.п.), выполнить действия над данными задачи, используя найденные общие положения, и получить ответ на требование задачи или доказать невозможность его (требования) выполнения.

В зависимости от целей классификации выбирают основание для ее проведения, и на его основе получают те или иные группы текстовых задач, которые объединяет либо метод решения, либо количество дей­ствий, которые необходимо выполнить для решения задачи, либо схо­жий сюжет и т.д. В зависимости от выбранного основания задачи можно классифицировать (т.е. разделить на группы по выбранному основанию):

— по количеству действий, которые необходимо выполнить для реше­ния задачи;

— по соответствию числа данных и искомых;

— по фабуле задачи;

— по способам решения и другие.

1. Положив в основание классификации количество действий, которые необходимо выполнить для решения задачи, выделяют простые и состав­ные задачи. Задачу, для решения которой нужно выполнить одно арифме­тическое действие, называют простой. Задачу, для решения которой нуж­но выполнить два или большее число действий, называют составной.

Пример 1. Саше 7 пет, он на 3 года старше сестры. Сколько лет сестре?

Данная задача является простой.

Пример 2. Будем считать, что айсберг представляет собой прямоуголь­ный параллелепипед. Известно, что его высота над водой равна 36 м, что составляет 1/6 часть всей его высоты. Ширина айсберга в 125 раз больше его высоты, но в 3 раза меньше его длины. Определите объем айсберга.

Данная задача является составной. I

Выбрав в качестве основания классификации соответствие числа дан­ных и искомых задачи, выделяют задачи определенные, неопределенные и переопределенные. Чаще всего в задачах число условий (зависимостей между величинами) соответствует числу данных и искомых. Но встреча­ются задачи, в которых этого соответствия нет.

Определенные задачи — это задачи, в которых условий столько, сколько необходимо и достаточно для получения ответа.

Пример 3. Два переплетчика должны переплести 384 книги. Один из них переплетал по 5 книг в день и переплел 160 книг. Сколько книг в день дол­жен переплетать другой переплетчик, чтобы закончить работу в один день с первым?

В данной задаче число условий соответствует числу данных и иско­мых. Поэтому она имеет решение и является определенной.

Задачи с альтернативным условием — это задачи, в ходе решения кото­рых необходимо рассматривать несколько возможных вариантов условия, а ответ находится после того, как все эти возможности будут исследованы.

Пример 4. От одной пристани по реке одновременно отправляются два катера. Один движется со скоростью 17 км/ч, а второй — со скоростью 19 км/ч. На каком расстоянии друг от друга они будут находиться через 2 часа, если скорость течения реки 2 км/ч?

В задаче неизвестно, в одном направлении или нет, отправляются ка­тера. Если считать, что они отправились в одном направлении, получим. один ответ, если — в противоположных — другой.

Пример 5. Сорок шесть школьников отправились в поход на десяти четы­рех- и шестиместных лодках. Сколько было тех и других лодок?

В задаче нет данных о количестве свободных мест в лодках. Поэтому в зависимости от этих данных, мы будем получать разные решения.

Неопределенные задачи — задачи, в которых условий недостаточно для получения ответа.

Пример 6. На складе было 392 банки вишневого, малинового и клубничного варенья. Банок с вишневым вареньем было в 3 раза больше, чем малинового. Сколько весит вишневое варенье, если в каждой банке его 800 г?

В задаче недостаточное число данных (в ней нет данных о количе­стве банок с клубничным вареньем). Для того чтобы ее решить, необхо­димо дополнить условие.

Переопределенные задачи — задачи, в которых имеются лишние ус­ловия. Если в переопределенной задаче лишнее условие не противоре­чит остальным условиям, то она имеет решение.

Пример 7. В одной печи можно обжечь 39 000 кирпичей за 6 дней, а в другой столько же кирпичей можно обжечь за 5 дней.

Конкретное и абстрактное мышление

За сколько дней можно об­жечь 143 000 кирпичей, используя обе печи одновременно, если в первой печи за один день обжигают на 1300 кирпичей меньше, чем во второй?

Задача имеет одно решение: используя обе печи одновременно, мож­но обжечь

143 000 кирпичей. Здесь условия "в одной печи можно обжечь 39000 кирпичей за 6 дней, а в другой столько же кирпичей можно обжечь | за 5 дней и "в первой печи за один день обжигают на 1300 кирпичей меньше, чем во второй" не противоречат друг другу. Иногда лишние условия задачи противоречивы.

Пример 8. Из пункта А в пункт В вышел поезд со скоростью 60 км/ч. Спустя 3 часа из пункта В ему навстречу вышел другой поезд, скорость которого на 10 км/ч больше, чем у первого. Расстояние между пунктами 570 км. Сколько часов до встречи был в пути второй поезд, если его скорость в 1,5 раза больше скорости первого поезда?

В задаче одно условие лишнее. Причем условия "скорость второго поезда на 10 км/ч больше, чем у первого" и "скорость второго поезда в 1,5 раза больше скорости первого поезда" противоречат друг другу. Эта задача может иметь решение, если исключить одно из условий. Если ис­ключить кратное отношение, то получим ответ: второй поезд был в пути 3 часа. Если же исключить разностное отношение, то получим другой ответ: второй поезд был в пути 2,6 часа.

Пример 9. На речном вокзале за три дня было продано 42 билета второго и третьего класса. Билетов второго класса было продано в 2 раза меньше, чем третьего. Сколько денег получил кассир за все проданные билеты, если билет второго класса стоил 120 рублей, а третьего на 30 рублей дешевле?

В задаче имеется лишнее условие (три дня), которое не используется при решении и не влияет на ответ.

В начальном курсе математики неопределенные задачи называют за­дачами с недостающими данными, а переопределенные — задачами с из­быточными данными.

Различают задачи сюжетные, где описывается какая-то ситуация, и отвлеченные.

Пример. 10. Сумма равна 8. Одно слагаемое 5. Найти второе слагаемое.

Это задача отвлеченная.

Пример 11. На двух попках 8 книг. На одной попке 5 книг. Сколько книг на второй полке?

Это задача сюжетная.

Предыдущая21222324252627282930313233343536Следующая


Дата добавления: 2016-01-18; просмотров: 1946;


ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

В своей работе «Об идолах и идеалах» Э.В. Ильенков отмечает: «Ум, приученный к действиям по штампу, по готовому рецепту «типового реше-ния», и теряющийся там, где от него требуется самостоятельное (творческое) решение, потому и «не любит» противоречий.

Он старается их обходить, за-мазывать, сворачивая опять и опять на затоптанные, рутинные дорожки. И в случае неудачи, когда противоречие упрямо возникает вновь и вновь, такой ум срывается в истерику, именно там, где нужно мыслить. Следовательно, отношение к противоречию и является очень точным критерием культуры ума. Даже, собственно говоря, показателем его наличия». [4]

Известен эксперимент И. П. Павлова над собакой. У нее формировали и отрабатывали положительный слюноотделительный рефлекс на изображе-ние окружности, и отрицательный — на изображение эллипса. Затем круг поворачивали в поле ее зрения так, что он постепенно «превращался» в эл-липс. Собака начинала беспокоиться, и в какой-то точке срывалась в истери-ческое состояние, либо впадала в полную апатию, начинала отворачиваться от неприятного зрелища. Два строго отработанных условнорефлекторных механизма, прямо противоположных по своему действию, включались разом и сталкивались в конфликте. «Момент превращения А в не-А; момент, в ко-тором «отождествляются противоположности», как раз и есть тот момент, — пишет Ильенков, — в отношении к которому остро и четко выявляется прин-ципиальное отличие мышления человека от отражательной деятельности жи-вотного».

Для подлинно культурного в логическом отношении ума появление противоречия — сигнал появления проблемы, неразрешимой с помощью строго заштампованных интеллектуальных действий, сигнал для включения мышления, воображения — самостоятельного рассмотрения вещи, в понима-нии которой возникла антиномия. И ум с самого начала надо воспитывать так, чтобы противоречие служило для него не поводом для истерики, а толч-ком к самостоятельной работе, к самостоятельному рассмотрению самой ве-щи, а не только того, что о ней сказали другие люди…

«…если вы хотите воспитать человека, не только твердо убежденного в могуществе знания, но и умеющего применять его мощь для решения проти-воречий жизни, то примешивайте, к «несомненному» безвредную для него дозу «сомнения», скепсиса, как говорили, древние греки. Поступайте так, как издавна поступает медицина, когда прививает новорожденному ослабленную вакцину страшнейших (даже для взрослого!) болезней. Заставляйте его пере-болеть такими болезнями в ослабленной, в безопасной и необходимой для человека и его ума форме. Приучайте его каждую общую истину самостоя-тельно проверять на столкновении, на очной ставке с непосредственно-противоречащими ей фактами, помогайте ему решать конфликт между об-щей истиной и единичным фактом в пользу подлинной, конкретной истины. К обоюдной пользе и науки, и факта. А не в пользу факта и в ущерб науке, как часто получается у догматиков, отчаявшихся разумно разрешить кон-фликт и потому разочаровавшихся в науке, и изменивших ей под тем предло-гом, что она уже «не соответствует жизни»».

Это, по-видимому, единственный способ развить в человеке умение думать, умение мыслить конкретно. Ведь мыслить можно только конкретно. «…Потому, что сама истина всегда конкретна, потому, что «абстрактной ис-тины нет»» (В. И.

Конкретное мышление и абстрактное мышление. Кого больше?

Ленин).

«Таково положение, которое никогда не уставали повторять величай-шие умы человечества — Маркс, Энгельс, Ленин, и которое во всех случаях должно быть ведущим принципом нашей дидактики и педагогики» — заклю-чает Ильенков.

В обыденном сознании термин «конкретность» практически полностью совпадает с «наглядностью». Тогда как, с точки зрения диалектики, это со-вершенно разные вещи.

В научной философии под «конкретным» понимается вовсе не «на-глядное». «Конкретное» для Маркса, Энгельса, Ленина и Ильенкова синоним «единства во многообразии». Конкретным, другими словами, называется лишь закономерно-связанная совокупность реальных фактов, или система решающих фактов, понятая в их собственной связи, в сцеплении и взаимо-действии. «…А где налицо лишь груда, лишь нагромождение самых что ни на есть, наглядных фактов и примеров, подтверждающих какую-либо тощую и абстрактную «истину», ни о каком «конкретном знании», с точки зрения философии, вообще не может идти речи. Наоборот, в данном случае нагляд-ность есть лишь маскарадная маска, под которой прячется от людей самый коварный и отвратительный враг конкретного мышления — знание абст-рактное в самом дурном и точном смысле слова, то есть пустое, оторванное от жизни, от действительности, от практики» — подчеркивает Ильенков. И здесь с ним нельзя не согласиться.

Зачастую в «наглядности» начинают видеть абсолютное и безусловное благо, панацею от всех зол, и прежде всего от дурной абстрактности, от фор-мально-словесного усвоения знаний, то как раз и совершают, неведомо для себя, величайшую услугу тому, с кем борются — «абстрактному».

Приведем мудрую притчу, сочиненную сто пятьдесят лет назад одним очень умным человеком. Называется эта притча «Кто мыслит абстрактно?». Вот она.

«…Ведут на казнь убийцу. Для обычной публики он — убийца, и толь-ко. Может статься, что дамы, при сем присутствующие, отметят между про-чим, что он — статный, видный собой и даже красивый мужчина. Публика расценит это замечание как предосудительное: «как так? убийца красив? как можно думать столь дурно, как можно называть убийцу — красивым? сами, поди, не лучше!» — «Это — признак нравственной порчи, царящей в высшем свете», — добавит, может быть, священник, привыкший глядеть в глубину вещей и сердец.

По-иному поступит знаток людей. Он проследит ход событий, сформи-ровавший преступника, обнаружит в истории его жизни и воспитания влия-ние раздоров между отцом и матерью в семье, увидит, что некогда этот чело-век за ничтожную провинность был наказан чрезмерно сурово, что ожесто-чило его, настроило против правопорядка, вызвало с его стороны противо-действие, поставившее его вне рядов общества, что в конце концов и привело к тому, что преступление сделалось для него единственным способом само-утверждения…

Упомянутая публика, случись ей это услышать, наверняка возмутится: «Да он хочет оправдать убийцу!»…

Это и называется мыслить абстрактно — не видеть в убийце ничего сверх того абстрактного, что он — убийца, и гасить посредством этого про-стого качества все прочие качества человеческого существа в преступнике.

Еще одна притча:

«… -Эй, старая, ты торгуешь тухлыми яйцами, — сказала покупатель-ница торговке. «Что?! — вспылила та. — Мои яйца тухлые? Сама ты тухлая! Ты мне смеешь говорить такое про мой товар? Да сама-то ты кто? Твоего па-пашу вши заели, а мамаша твоя с французами амуры крутила! Ты, у которой бабка в богадельне сдохла! Ишь, целую простыню на платок извела! Извест-но, небось, откуда у тебя все эти тряпки да шляпки! Если бы не офицеры, та-кие, как ты, не щеголяли бы в нарядах! Порядочные-то женщины больше за своим домом смотрят, а таким, как ты — самое место в каталажке! Дырки бы лучше на чулках заштопала!» — Короче говоря, она ни капельки хорошего не может допустить в обидчице.

Она и мыслит абстрактно — подытоживает все, начиная с шляпок и кончая чулками, с головы до пят, вкупе с папашей и всей остальной родней покупательницы, исключительно в свете того преступления, что та нашла ее яйца несвежими. Все оказывается окрашено в цвет этих тухлых яиц, тогда как те офицеры, о которых упомянула торговка, если они, конечно, вообще имеют сюда какое-нибудь отношение, что весьма сомнительно, предпочли бы заметить в женщине совсем другие вещи…»

Автор притчи — диалектик Гегель — иллюстрирует ею очень простое и глубоко верное, хотя и парадоксальное, на первый взгляд, утверждение: Кто мыслит абстрактно? — Необразованный человек.

«Человек, обладающий умственной культурой, никогда не мыслит аб-страктно по причине «внутренней пустоты и никчемности этого занятия». Он никогда не успокаивается на тощем словесном определении («убийца» и т. п.), а старается всегда рассмотреть самую вещь во всех ее «опосредствовани-ях», связях и отношениях, и притом — в развитии», подытоживает Ильенков.

Именно такое Культурное, Грамотное и Гибкое предметное мышление философия и называет конкретным. Оно всегда руководится собственной ло-гикой вещей, а не узкокорыстным (субъективным) интересом, пристрастием или отвращением.

Оно ориентировано на объективные характеристики явле-ния, на раскрытие их необходимости — закона, а не на случайно выхвачен-ные, не на бросающиеся в глаза мелочи, будь они в сто раз нагляднее.

Абстрактное мышление в богатом составе явлений действительности усматривает очень и очень мало. «Только то, что «подтверждает», дает «на-глядное доказательство» застрявшей в голове догме, общему представлению, а часто — и просто эгоистически-узкому интересу», — подчеркивает автор «Идеалов».

Действительная наука, а не «система квазинаучных терминов и фраз» -всегда выражение (отражение) фактов, понятых в их собственной связи.

«…Понятие — в отличие от термина, требующего простого заучивания, — синоним понимания существа фактов. И оно всегда конкретно, в смысле предметно». Оно питается фактами и только в фактах и через факты имеет и смысл, и значение, и содержание.

«Таково и мышление математика, которое невольно оскорбляют, желая похвалить, словечком «абстрактное».

Абстрактно здесь лишь терминологиче-ское одеяние «понятий», лишь язык математики. И если из всей математики человек усвоил лишь ее «язык», то, значит, он усвоил ее абстрактно. Значит, не понимая и не усматривая ее действительного предмета и не умея само-стоятельно двигаться по его строгой логике, он не видит реальности под спе-циально-математическим углом зрения, а видит только обозначающие ее знаки», — объясняет Ильенков.

Настоящий математик, как и физик, биолог, историк мыслит конкрет-но. Он тоже рассматривает самую настоящую действительность, только под особым углом зрения, свойственным математике. Умение видеть окружаю-щий мир под углом зрения количества и составляет специальную черту мышления математика.

А ведь математика как наука ничуть не сложнее других наук, которые не кажутся столь таинственно абстрактными. Можно сказать, что математи-ческое мышление в чем-то проще, легче. «В самом деле, — пишет Ильенков — математические «таланты» и даже «гении» развиваются в таком возрасте, ко-торый в других науках явно не дает возможности даже просто выйти на «пе-редний край». Математика предполагает меньший и более простой «опыт» в отношении окружающего мира, чем та же политическая экономия, биология или ядерная физика». Потому в «более конкретных» науках гении в пятна-дцатилетнем возрасте не встречаются.

А сравнительно малый процент способных к математическому мышле-нию мы получаем до сих пор вовсе не потому, что их мало от природы. При-чина этого в том, что в сферу математического мышления маленького чело-века вводят «вверх ногами, задом наперед»: с первых же дней вбиваем ему в голову иной раз такие представления о математических понятиях, которые не помогают, а мешают ему рассмотреть окружающий его мир под строго-математическим углом зрения.

«Способными же в итоге оказываются те дети, которые по какому-то счастливому стечению обстоятельств умудряются все-таки выглянуть в «ок-но», забитое досками неверных представлений. Где-то между этими досками сохраняются «щели», в которые пытливый ребенок иной раз и заглядывает. И оказывается способным…», — поясняет Ильенков.

Подводя некий итог сказанному можно вновь повторить, что мышле-ние является аппаратом интерпретации социальной информации — аппаратом сознания человека. А развитое творческое научно-конкретное мышление, по видимому, является модернизацией, апгрейдом (upgrade), более высокой формой мышления обыденного, бытового. Посему, следуя известной фигуре силлогизма Аристотеля, мы имеем все основания заключить — программист обладает сознанием на основе мышления. А то, каким именно должно быть его мышление, чем отлично от других нам надлежит выяснить в следующей части настоящей работы.

Конкретное и абстрактное мышление

1. Выраженнойспособностьюкабстрактномумышлениюобладаютлюди

Перейти к вопросу

2. Выраженнойспособностьюкабстрактномумышлению (работа со схемами, формулами, отвлеченными понятиями и т.д.) обладаютлюди ___________ высшей нервной деятельности.

Перейти к вопросу

3. Выраженнойспособностьюкабстрактномумышлению (работа со схемами, формулами, отвлеченными понятиями и т.д.) обладаютлюди ___________ высшей нервной деятельности.

Перейти к вопросу

4. Нервные центры детей отличаются более выраженнойспособностьюк

Перейти к вопросу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *